П'ятниця, 26.05.2017, 02:00


Головна Реєстрація RSS PDA   18+
Вітаю Вас, Гість
загрузка...
Пошук на сайті
Ми в СоцМережах
Свежие новости
НОВОСТЬ ДНЯ
Головна » Статті » Аналітика, статті, публіцистика » Аналітика

Степан Бандера: Украина не будет сообщницей Москвы

Шумные празднования, по приказу Москвы, 300-летия Переяславского Договора, подчеркивание как-будто самостоятельной роли Киева в так называемом СССР, указывали на то, что большевики снова приспособили средства обмана и лжи, чтобы успокоить непокорную Украину, огонь сопротивления которой перекинулся было в те годы в далекие сибирские концентрационные лагеря и вызвал там восстания.

В своей статье "Украина не будет союзницей Москвы", Степан Бандера выявил предательские намерения большевиков через показушное единение сберечь Украину сообщницей московских преступлений.

1957 год

Следует признать, что, Москва, при всей последовательности и безоглядности в осуществлении своих имперских целей, предусмотрительно выискивает всё новые и новые пути к выбранной цели, если старые оказываются неподходящими. Это можно заметить особенно чётко во всех её попытках навсегда закрепить принадлежность Украины к Российской империи.

Политика царской России базировалась на убеждении, что овладение Украиной уже дело решённое и бесповоротное. Поэтому она твёрдо держалась формулы "не было, нет и не может быть!", что касалось не только государственно-политической самостоятельности, но и национально-культурной обособленности Украины. Национально-политическое пробуждение Украины и начало украинской национально-освободительной революции в 1917-19 гг. застали врасплох и поразили московскую имперскую политику. Уцелевшие остатки царского империализма пробовали разбить эту революцию единым милитаристским ударом, направляя на войну с Украиной главные свои силы и помощь альянса. Временные наследники власти с Керенским во главе пробовали тянуть время и выкручивались всяческими способами. Тем временем большевики, как молодая, динамичная сила, решили всеми средствами сберечь и укрепить целостную империю, и понимали, что не смогут добыть Украину ни насилием самим по себе, ни коварностью.

Успех и победа большевизма в первичном овладении Украиной состояли в особой комбинации козней и насилия.

Лживо употребляя лозунги национального и социального освобождения, приспособленные в некоторой мере к стремлениям украинского народа, которых они и не собирались осуществлять, большевики ослабили сплочённость и решимость национального сопротивления в Украине. Это в большой степени помогло их военному наступлению добыть победу над силами Украинской Державы, возводимой посреди военной и революционной бури.

Укрепление своей власти над Украиной большевики сразу хотели опереть на один террор и безоглядное уничтожение национально-обособляющихся елементов. Это ведь и осталось основной, базовой методикой московской национальной политики против покорённых народов. Но этими способами большевики не сумели покорить Украину в первые свои годы ещё слабой власти. Поэтому они были вынуждены идти на значительные уступки украинским стремлениям к свободе. Это привело к смягчению большевистского режима в пору так называемых НЭП и украинизации. Украинская национальная стихия ой как далеко перекрыла ту грань, которую Москва планировала установить для временного послабления режима. Эта стихия напоила украинской национальной сутью и отстаиванием независимости от Москвы все сферы и формы жизни. Она охватила даже часть коммунистов и привела их к лозунгу "Прочь от Москвы" (этот призыв выдвинул в 1933 г. украинский писатель-коммунист Мыкола Хвыльовий)

Это временное послабление использовали большевики и для внутреннего упорядочения и укрепления своих сил и для подготовки новой, ужасной волны уничтожения всего неподходящего и невыгодного большевисткой Москве. Наигоршие удары сталинского террора и уничтожения испытала Украина. Начав с наступления на украинское революционное подполье и на все политические самостоятельные силы, далее через разгром украинской национально-культурной жизни, сталинский террор приобрёл характер небывалого в истории человечества рафинированного народоубийства путём организованного голода и систематического физического уничтожения всех непокорных элементов.

Изуверские действия Кагановича с Хрущёвым, Постышева, ежовщина, голод, колективизация, пятилетки, ЧК-ҐПУ-НКВД, тюрьмы, концлагеря, ссылки, Соловки, Колыма, винницкие трупозахоронения, переполненные телами замученных Бригидки, и много, много других зверств – остаются навсегда как бездонная пасть большевистских зверств и страдания Украины.

Но все большевистские жестокости, ликвидация и уничтожение в течение четырёх десятилетий не смогли сломить волю украинского народа к свободе и правде. Во вторую мировую войну она вновь вспыхнула силой стихии, которой большевистская Москва никак не ожидала. Проникнутое глубоко спрятанной но живой ненавистью к Москве и её коммунизму, украинское войско в советской армии срывает фронты. Перед лицом нападения тоже вражеской гитлеровской Германии украинский народ выставляет манифест своей несломимой воли к самостоятельной государственности, провозглашая возобновление Украинской Державы и построение собственной жизни. Даже в самой трагичной ситуации под ударами двух вражеских колоссов СССР и Германии, украинский народ не приостанавливает своих стремлений к свободе и героично ведёт борьбу на два фронта. Когда же советская армия победно продвигает свои фронты всё дальше на запад, в её тылах и в прифронтовых полосах оперирует Украинская Повстанческая Армия. Борьба украинского подполья ОУН-УПА не приостановилась и после окончания войны. Ещё несколько лет продолжалась она в форме партизанских действий и ступенчато перешла на революционно-подпольную тактику.

Москва ещё раз убедилась, что все её попытки окончательно поглотить Украину большевистским империализмом не принесли ей желаемого исхода. Даже непревзойдённый палач Сталин понимал, что Украину ему не покорить одним лишь разрушением и террором. Во время затруднённой военной ситуации он чувствовал необходимость сделать кое-какие уступки в сторону государственного устремления Украины. Это было основной причиной разнообразных тактических шагов, завершением которых стало выдвижение УССР на международную арену, в частности её введение в ООН. Большевики, как обычно, позаботились о том, чтобы из этих нововведений не было для Украины никакой пользы, а лишь чтобы могла их использовать Москва в своих целях. Но всё же, такие необходимые вынужденные уступки остаются фактом и Кремль, конечно, предпочёл бы этого не делать.

Хотя в послевоенный период Москва снова усилила систему террора и уничтожения украинских национальных сил до крайности, но она не отважилась так же открыто ликвидировать всю украинскую жизнь, как это было в предыдущие периоды. На большую осторожность в этом Москву вынудила глубоко укоренившаяся и неистребимая революционная борьба национального подполья. Большевики вынуждены были направлять против неё своё главное наступление. А чтобы отвратить украинские силы от революционной борьбы, они вынуждены были оставлять в некоторой степени больше возможностей для их проявления и развития в другом направлении, в частности в национально-культурной сфере. В национальной политике Сталина большевикам пришлось постепенно оставить слишком неподходящую стезю прямой политической русификации угнетённых народов путём формирования так называемого Советского народа. Они вынуждены кое-где признавать самобытность украинской нации, также и в политическом отношении. В противовес этой вынужденной необходимости, большевики стали всё выразительней подчеркивать господствующее положение московитов в СССР, удовлетворяя этим свои имперские чувства. Таким образом за ширмой "единого советского народа" всё чаще проявляет себя формулировка "двух братских народов", "старшего брата" - России, и "младшего" - Украины. Но это московское старшинство, проявляемое с большевистской наглостью, пришлось снова слегка припрятать.

Все заигрывания большевиков с притворным уважением украинских национальных чувств не сбили украинский народ с его собственного пути. Так же как и всеобщее наступление на революционно-освободительное движение не смогло его уничтожить. Расбрасывание непокорных неугодных элементов по различных республиках разносит костёр освободительной революции по всей империи. Даже в концлагерях разворачивается отчаянная борьба. И эти большевистские поселения пыток, уничтожения и страха загорелись видимым всему СССР огнём беспримерного героизма и несломимого революционного духа. Москва с каждым разом всё раздражённее убеждается, что украинские национальные стремления ей не искоренить. Вслед за этим приходит осознание того, что, с добычей Украины открылся путь к разрастанию росийской империи - и в то же время для этой империи наступает смертельная угроза от непримиримой борьбы Украины и остальных угнетённых народов.

Теперь в политике большевиков зарождается новый план оформления роли Украины в коммунистическом блоке. Это должно было бы быть своего рода "объединение" Украины с Россией, в частности в европейской части подбольшевистского пространства. Как в возглавлении целого комплекса, угнетенного комунизмом, в его азиатской части подчеркивается доминирование Москвы и Пекина – так в европейской части рядом с Москвой всё чаще выдвигается Киев.

Отход от формулы старшего и младшего брата к тактике "равного союза" проводится в большевистской национальной политике постепенно. Стартом стало провозглашенное отмечание трёхсотлетия Переяславского договора. Последние месяцы явственно показывает себя эта тактика в чествовании Киева всеми партийно-государственными делегациями стран-сателлитов. Эти делегации в своих поездках в Москву – сворачивают в Киев и тут тоже происходят подобные московским дипломатические церемонии, и этим большевики как-будто хотят показать, что Киев играет роль как бы второй столицы... Эта же нотка дружественности росийского и украинского народов в различных выступлениях и речах советских руководителей. Наиболее показательно звучит она в речи Ворошилова к чешской делегации в прошлом месяце.

Введением этой новой тактики в национальной политике Кремль хочет воспользоваться для уничтожения угрожающих процессов распада империи, что проявляют себя в сателлистской системе и в СССР. Москва придаёт Украине особую роль в примирении не дружественных сателлитов с чисто советским превосходством. В этом имеет силу не только величина и потенциал Украины, но также и её общеизвестные свободолюбие и антиипериалистические устремления. С этой точки зрения манифестация равноправности Украины с Россией, выставление напоказ её расцвета и довольства украинского народа своим положением – должно было бы влиять успокоительно на народы так называемых стран народных демократий. Таки настроения примирённости со своей судьбой должны были бы среди них особенно укрепить взаимоотношения с Украиной, вроде бы в противовес к Москве. С такими целями ведётся большевистская режиссура и пропаганда, выдвигая Украину во взаимоотношениях с сателлитами.

Новая тактика имеет для Москвы ещё большее значение и с точки зрения самой Украины. Уравнение Украины водночасье с Россией, как в СССР, так и в отношении сателлитов, должно было бы стать новым идеалом и целью политический желаний украинского народа. Это должно было бы нейтрализовать украинский национализм, стремление разрыва с Россией и государственной независимости. Зарождение у украинцев убеждения, что в союзе с Россией Украина становится со-хозяином СССР и приобретает имперское значение и силу, должно было бы, по большевистским надеждам, объединить украинский народ с московским империализмом, сделать самого ярого противника – защитником этого империализма. Таким наркотиком хотят нынешние сатрапы Кремля одурманить украинский народ, чтобы не чувствовал он своей неволи, забыл свою душу и стал послушным орудием их имперских планов.

В таком аспекте приобретает новое значение переселение украинцев в другие республики, которые Москва рассматривает как свои колонии, в частности, в Казахстан. Вначале главной целью этих насильственных переселений было ослабление революционного и биологического потенциала Украины, уничтожения национальной монолитности заселяемых стран и подключения непокорных элементов в затяжные конфликты поселенцев с автохонным населением. Теперь Москва хочет придать украинским переселенцам характер колонизаторов и носителей большевистского имперства наравне с московитами. Соответсвующие чувства должны вызываться впечатлением о " равном союзе" Украины с Россией.

Но все эти лукавые замыслы Кремля остаются безуспешными. Украинский народ слишком хорошо знает московское лицемерие и коммунистическое ехидство, чтобы дать провести себя какой-либо тактической игрой. В конце концов, в фактическом положении Украины, угнетаемой, уничтожаемой Москвой, ничего ведь не меняется. Лживая пропаганда и обманная тактика может покорить разве что партийных и бюрократических продажных предателей, которые давно уже порвали с собственным народом, но не сам народ, который на каждом шагу ощущает своё угнетение большевистской Москвой.

Украинская нация не поддаётся на приманку "равноправия" не только потому, что её ведь ставят фальшиво, без реального содержания. Стремления к воле и правде, чувства справедливости и высокий идеализм были и навсегда остаются основными принципами украинского бытия и украинской духовности. Наш народ всегда жаждет свободы себе и желает её для других народов. Он боролся и борется за правду и справедливость. Мы хотим жить в мире и взаимном уважении со всеми народами доброй воли. Такие же права мы признаём за всеми народами, за которые мы боремся для себя. Не хотим быть ни объектом, ни причинителем угнетения и обиды. Мы боремся активно за волю и правду не только потому, что нуждаемся в них сами, но прежде всего потому, что Бог дал людям эти сокровища и эти законы, а основа нашей воли – следовать Божьей воле. Такие идейно-моральные принципы не допустят никогда того, чтобы Украина стала сообщницей Москвы в её антинародном захватническом империализме.


Стаття була друкована в тижневику “Шлях Перемоги”,

Мюнхен, рік IV, чч. 16-17 (165-166),

за 21. 4. 1957 р.

Категорія: Аналітика |
Переглядів: 3001 | Рейтинг: 5.0/2
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]